Денежный рынок в макроэкономике  
       
 
 

Настоящие деньги в Анголе

Пиво является деньгами в ангольской экономике. Оно служит в качестве средства обращения, меры стоимости и средства сбережения. Забудьте о золотом стандарте и добро пожаловать в Анголу, где всякий имеет какой-нибудь побочный доход и куда денежная стабильность, какая ни на есть, доставляется заключенной под давлением в банке пива.
“Здесь пиво — национальная валюта”, — сказал португальский учитель, работающий в Луане.
Поскольку экономисты напряженно ищут более твердую основу для шаткой мировой денежной системы, возможно, им не помешает внимательно присмотреться к устойчивой ангольской модели, где на черном рынке цена 24-баночной упаковки импортного европейского пива непоколебимо держится на уровне 28 000 ангольских куанзов.
По официальному обменному курсу это составит 931 доллар — эквивалент месячного заработка среднего государственного служащего, — означая, что пиво — непозволительная роскошь для всех, кроме самых богатых ангольцев.
Однако на самом деле практически никто в Анголе не мог бы прожить исключительно на зарплату. Кроме того, официальный обменный курс имеет малый вес в Анголе. Что имеет вес — так это импортное пиво.
“Все так или иначе соизмеряется с ним”, — сказал аргентинский технический специалист, нанятый ангольским правительством. “По сравнению с прошлым годом пиво стоит примерно столько же”.
Импортное пиво попадает в экономику несколькими путями. Например, все европейские и американские нефтяные компании, действующие в Анголе, содержат собственные магазины, где их служащие могут купить за твердую валюту импортные товары, в том числе и пиво. И само ангольское правительство имеет огромный беспошлинный центр розничной торговли для дипломатов и других людей, которые имеют иностранную валюту.
Рядом с удаленной от моря частью Луаны раскинулся магазин, известный как Джамбоу, полный импортных продовольственных и потребительских товаров, включая 10 марок шотландского виски и семь сортов импортного пива.
Именно пиво здесь приковывает взгляд — сложенные упаковки западногерманского, датского, бельгийского эля и легкого пива, кажется, никогда не кончатся.
По официальному курсу упаковка из 24 банок пива стоит здесь 395 куанзов, или около 13 долларов. Очереди к 15 кассам Джамбоу полны людей, везущих тележки, доверху нагруженные семью или восемью упаковками.
За дверьми магазина пиво быстро перепродается на черном рынке — он называется “кандонгуа” — по 28 000 куанзов за упаковку. Она затем разбирается и обменивается или перепродается по 1500 куанзов за банку.
Обычно живущий в Луанде иностранец платит домашней прислуге пивом. На две упаковки пива ангольская семья может прожить месяц, правда экономно; обменять или перепродать пиво можно всегда.
Такая странная денежная система сложилась прежде всего в результате кризиса планируемой из центра официальной экономики Анголы. Кризис становится совершенно очевидным после визита в любой государственный магазин Луанды — место, где рядовые ангольцы теоретически покупают себе месячное продовольствие. Полки почти полностью пусты всегда.
На самом деле из 10 основных нормированных товаров, которыми снабжает один такой магазин в центре Луанды, в прошлом месяце в наличии имелось только два — бобы и сахар.
За этот дефицит ответственны война и удивительная неэффективность ангольской экономики. Но даже если основные товары произведены, они обречены на то, чтобы их украли и продали на черном рынке задолго до того, как они достигнут полок официального предприятия розничной торговли.
Причина проста. Официальные цены в Анголе связаны с официальным обменным курсом и отражают абсолютно искусственный мир, которого не существует в Анголе с начала 70-х годов.
С другой стороны, цены черного рынка опираются на стоимость пива. Это означает, что они в 60-70 раз выше официальных цен. Они отражают мир, в котором живет большинство ангольских горожан или по крайней мере тех, у кого есть деньги или пиво.
На Роки Сантеро, самом большом из расползающихся, похожих на цирк черных рынков. Луанды, могут заплатить 10 000 куанзов — или около шести банок пива — за литр растительного масла с четко отпечатанной информацией о том, что оно “предоставлено народом Соединенных Штатов Америки”, который вряд ли ожидал, что оно будет продаваться ради прибыли.
Продукты, поступающие в порядке международной помощи, часто оказываются подобным образом в продаже.
Такая бурная экономическая деятельность, тихо сносимая правительством, может объяснить, почему склады государственного Джамбоу никогда не пустуют.
“Они ищут молоко, — сказал аргентинский технический специалист. — Но пиво? Они никогда не ищут пива”.


 
 
Copyright © 2012, "Денежный рынок в макроэкономике".
return_links(); ?>
  Главная | Ссылки по теме | Обратная связь